Эль Ноэль. Собрание сочинений.


[Все тексты]  [Об авторе]  [Гостевая]


Холодильник

У нашего холодильника отвалилась дверца. Ее батя отворил, она и отвалилась.

- Ну, чё? Как ее обратно-то? - спросил батя, обращаясь к газовой плите. Он чувствовал себя неудобно. Думал, что я буду ругаться.

Я отвлекся от тарелки с селедкой и посмотрел на газовую плиту. Она молчала.

- Зачем обратно? - спросил я.

- А холод куда девать? - удивился батя.

- Зачем обратно? - повторил я, и глаза мои заблестели. - Не трогай ее вообще. Ручку мне! - Я поскакал в комнату.

Батя все-таки попытался приладить упавшую дверцу.

- Оставь свои советские штучки, - сказал я, вернувшись с блокнотом, - и ты увидишь, как надо жить.

Батя вздохнул и начал собирать выпавшие с дверных полочек пакеты.

Я размашисто написал: "Соблюдение прав человека в Республике под вопросом". Подумал. Добавил: "Часть первая. Параграф первый". Подчеркнул написанное. Еще подумал. Предстояло увязать права человека с испорченным холодильником. Как?

"Государство, - написал я, - обязано следить за соблюдением прав человека своих граждан. В частности, оно должно обеспечивать проживающим в нем людям необходимый прожиточный минимум".

И раскочегарился.

Омрачив несколькими абзацами облик родного государства, я перешел к бытовым условиям республиканцев. "Более половины населения живет за чертой бедности. Менее половины живет у черты. Остальные уехали к чертям за границу..."

"Оставшимся приходится довольствоваться старой мебелью, сохранившейся с советских времен (1917 - 1991 гг.)..."

Батя сказал с пола:

- Банка треснула.

Я тупо посмотрел на него, затем продолжил писать: "В случае поломки мебели граждане вынуждены обходиться все меньшим ее количеством, не будучи в состоянии приобрести новые комплекты спального гарнитура, кухонных шкафчиков, трюмо для ванной комнаты...

По наблюдениям специалистов, все чаще стали ломаться бытовые электроприборы - дрели, утюги, холодильники...

Неспособность граждан прикупить, например, новый холодильник, приводит к неспособности наладить необходимое человеческому организму соответствующее питание, что увеличивает риск массового заболевания такими онкологическими заболеваниями как рак, простуда, помутнение рассудка..."

- Борщ скиснет, - скучно сказал батя.

"Неимение холодильника приводит к порче мясных и сырных продуктов национальной кухни,"...

- И плацынды заплесневеют, - добавил он.

- Съедим побыстрее, вот и все, - ответил я, написав: "... мучных деликатесов..."

- И водка будет теплая, - грустил батя.

Я написал: "продуктов детского питания..."

- Как жить дальше? - спросил он. - Надо бы взять отвертку и приладить...

- Папаша, - рассердился я, - ничего не трогать! Мне нужно это сфотографировать.

- Зачем?

- Сделаю буклет. Не мешай, я думаю, - отмахнулся я.

- Буклет? - в бате проснулся старый полиграфист. - Зачем?

Я поднял голову:

- Все увидишь. Два дня потерпи. А борщ вынеси на балкон, зима ведь.

Затем я склонился к бумаге, пытаясь сгустить краски и ужаснуть бумагу явным несоблюдением прав человека в республике сквозь призму испортившегося холодильника.

Через три часа я пошел одалживать фотоаппарат у друзей. Когда вернулся, батя начал давать советы по художественной фотосъемке:

- Отсюда сними. И отсюда. Здесь поставь диафрагму пошире, а то угол темный. Пониже опусти объектив. Не щелкай так резко. И что, весь буклет будет про наш холодильник?

- Нет, - сказал я, меняя выдержку, - это будет про холодильники вообще.

- А где ты еще найдешь сломанные холодильники? - удивился батя.

- Нигде. Обработаю снимки в "Фотошопе", и все дела, - ответил я.

- Где?

Батя все еще не сознает роль цифровых технологий в своем быту. Я пояснил:

- На компьютере. Подверни дверцу налево и уйди из кадра.

Через полчаса я зачехлил фотоаппарат и помог бате приладить дверцу обратно. Затем стал развивать кипучую деятельность.

Получил в минюсте удостоверение о регистрации неправительственной организации, называющейся "Центр по документированию по правам человека в быту". Учредитель - я. Самое трудное было найти грантовщиков. Используя слухи и собственную интуицию, я добыл через некоторое время одновремено три гранта на проведение мониторинга по (см. название моего НПО, а то сам забываю).

Когда я принес домой новый ноутбук, батя удивился:

- Украл?

Уже четыре месяца я целыми днями где-то пропадаю, и это только для того, чтобы украсть лэптоп?

- Это принес наш холодильник, - веско сказал я. - Помнишь, у него дверца отвалилась. Что я начал делать?

- Помню, - сказал батя, - ты как болван начал что-то писать, вместо того чтобы просто взять и починить.

- Ладно-ладно! - отмахнулся я. - Лучше смотри сюда. Это называется "Windows"...

Поездка на семинар по правам человека. Еще. И еще... Наконец, появилась возможность эмигрировать. Батя почему-то не захотел. Его устраивало то, что мое НПО приносит ему ежемесячный пятидесятидолларовый доход, телевизор мы поменяли на цветной, а холодильник на новый, корейский. Пришлось уехать самостоятельно.

- Ты не грусти, - говорил я ему в аэропорту, - я тебе буду деньги присылать, только не спивайся.

- Не буду, - обещал батя, хотя явно намеревался после моего отлета зайти в тамошний буфет.

Жизнь наладилась. Холодильники в моем быту больше не разваливаются. Мне это приятно.

Эль Ноэль,
21 ноябрь 2002.

Далее


[Все тексты]  [Об авторе]  [Гостевая]

©  2004.